Cайт писателя Владимира БоровиковаСовременная
русская проза

Автобус Южа-Москва

Глава 20

Люблю я ивановский автовокзал, здесь народ со всей области встретишь: из Пучежа, из Холуя, из Луха, из Пестяков народ прибыл…

Из деревенек маленьких, по всей России разбросанных: Новоселок, Иванова- Ильина, Воробина, Киверникова…

На вокзале близкого человека невзначай встретишь, тысячу лет его не видал, а он тут как тут перед тобой является, как будто вчера расстались, улыбается вовсю…

Откель ты, друг Ваня?! Да, из Нижнего, брат, еду… Далеконько забрался, давненько не виделись… А ты куда, Коляныч?! Да, в Рыбинск собрался, сестру проведать, племянника родила, коляску в подарок везу… Ну как ты, друг?! А мы в Москву артелью собрались… Как там наши деревенские?! Держатся… Дядя Евстафий баню рубит… А тетка Надежда?! Здравствует… Привет передавай… Непременно передам… Ну, прощевай, браток, прощай, брат Коля… Прощай, друг Ваня…

Обнялись крепко, расцеловались, и вновь людское море вавилонское заволновалось, закипело…

Плеснет сейчас волна и вынесет на берег нового человека, и вновь знакомый человек перед тобой предстанет…

На вокзале старый Славкин ЛАЗ менялся на новый Икарус.

Нельзя старый автобус в столице показывать: там иностранцев много бывает, дипломаты столицу посещают, о стране плохо подумают.

Прощай, друг, сколько дорог ты исколесил, по колеям, бездорожью нашему ездил, сколько народа перевез…

На стоянке постой, отдохни малость…

Скучно тебе без народа, прости, брат, мы в Москву на новом Икарусе покатим, а ты в депо постой…

Не будем слушать рассказов твоих длинных, историй былинных, поскрипывания колес…

Вздохнул автобус, на стоянку встал, думу свою думать принялся… Эх, есть что вспомнить старому автобусу…

В слякоть, в непогоду возил народ по деревням и селам нашим…

Старик Ледков в книжный магазин зашел, книжечку хотелось для чтения выбрать, вернулся словно ошпаренный.

— Ты чего, точно пришибленный? — спросил Федорыч.

— Книгу для души выбрать хотел …

— Ну, и что, выбрал книжечку?!

— Куда там?! — махнул рукой Ледков. — Точно ошпаренный из магазина выскочил: упыри с обложек, ведьмы с обложек пялятся, девки голые прыгают, пальцами хватают…

Со всех сторон бесовщина обступили, словно в вертеп попал…

Взял книгу, а это дневники оборотня оказались, тут же жизнь насекомых лежит, лошадиное сало предлагают… Пелевины, Сорокины, Быковы слюной ядовитой брызжут…

Что это, бесовство или злой умысел? Хаос в душе создать хотят… Потеряли люди разум, в хаосе пребывают, во все стороны мечутся, как на майдане скачут…

— А ты думал, тебе правду покажут?!

— Где настоящее русское слово, которое самого сокровенного касается, в глубины души проникает?!

От слова прекрасного душа крылья обретает, к небесам устремляется, а тут болота смрадные…

Напишут ли когда-нибудь такую книгу, чтобы весь мир обозреть в ней можно было, все страны увидеть… Понять, как люди на земле живут, как самому жить следует…

Вот если бы кто о нас книжечку написал, как мы в автобусе ехали… Как рассуждали, как мир большой перед собой видели…

— Может, и напишет когда-нибудь…

— Да, едва ли, — махнул рукой Ледков. — Нет настоящих писателей, кругом фальшь одна…

— Лимонаду выпей, охладись да с Серым попрощайся…

Серому в дальние края в город Меленки путь держать.

— Прощайте, мужики! Не поминайте лихом…

— Удачи, Серый, тебе…

— И вам удачи, мужики! Друг за друга держитесь, вместе все беды осилите… — руки стиснул Серый, две морщины над переносьем глубоко легли, сумку за плечо кинул, и вот уже нет Серого, в море людском, в толпе затерялся…

Ну, Серый не пропадет, Серый из любой передряги выйдет.

— К автобусу, братцы, двигать пора…

Новехонький Икарус уже ждал их, поблескивал на солнце красной краской, не автобус, — картинка!

Возле автобуса бабы с сумами столпились, галдели, телесами дородными колыхались.

Собрались ивановские бабы компанией веселой и повезли в столицу постельное белье продавать: пододеяльники, простыни, петухами райскими расшитые, руками мозолистыми пошитые.

— Вези нас, Славка, в Москву живо! — галдели бабы. — Торопимся! В столицу торговать едем!..

— Да откуда вы взялись?! — остолбенел Славка. — У меня автобус не резиновый… Куда я вас дену?!

Чего только в сумищах нет?! Целая фабрика уместилась… Одеяла, подушки, покрывала, пледы, простыни, наволочки…

Сложили бабы товар в сумы неподъемные, подхватили сумы руками могучими: встречай нас, столица, торговать приехали!..

— В такую суму и бабу засунуть можно! — говорит прохожий.

— И тебя, шутника, в придачу!

— А я не откажусь, если с такой бабой в суме окажусь!

И засмеялись бабы, ходуном бока заходили, словно пироги сдобные, из печи вольной вынутые.

Бабы за словом в карман не лезли, со Славкой заигрывали:

— Славка, удалой молодец, едем с нами торговать! Товарищем нашим будешь, а мы с тобой игры играть, любить-целовать, пиры пировать…

Красавчик наш разлюбезный…

Но Славка осадил баб строго:

— Не с руки мне бабы в любовь играть… Не до гулянок теперь!..

— Чего так?!

— Женюсь…

— Это Славка женится?! — загалдели все разом. — Вот так молодец… Решился наконец…

— Женилка выросла?!

— На ком это он соизволил?!

— На Любке своей разлюбезной!..

— Держись, Славка!.. Не совладать тебе с Любкой…

Славка сумищи бабские в багажный отсек сунул, денег с баб за багаж не взял.

— Ну, Славка, вот молодец! — опять загалдели бабы, Славку облапили, целоваться полезли, Славка еле от них отбился.

— По местам, бабы! — скомандовал Славка. — Путь дальний предстоит! Не до веселья нам…

— На корабле космическом полетим… — загалдел радостный народ.

— На шатле космическом!

— Глянь-ка, как здесь все удобно! Кнопку нажимаешь, откинуться можно…

— Красотища…

— А мне наш автобус больше нравился…

— Эх, ты, деревня! Чего ты в старом автобусе забыл?! Это рейс международный, понимать должен!

— В столицу едем…

— Прощай Иваново… Прощай, Южа, Палех, села и деревни родные, Новоселки, Костюхино, Киверниково… Дальше наш путь лежит…

Мужики — водилы бывалые, в куртках замасленных, в портах моря шире, автобус обступили, руки заскорузлые Славке протянули, тисками руку Славке стиснули:

— Добудь правду, Славка! — мужики наказ дают.

— Добуду, мужики!.. За нами не заржавеет…

Призадумался Славка крепко: «Как правду добыть?! Есть ли правда на белом свете?! Где ее искать?»

— Эх, где наша не пропадала?! Чего руки опускать?!

Чего раньше времени сдаваться?! — Славка на газ нажал, и посветлело на душе.

Дела надо делать… Жить надо…

— Ну, все, в Москву едем…

— В Москву родимую! — в один голос подхватил народ.

И автобус полетел, как птица…

Конец первой части